До волапюка

Попытки создания искусственных языков предпринимались начиная ещё со времён античности (греческий ученый Алексарх на рубеже IV-III вв. до н.э. создал искусственный язык, который пытался внедрять в основанном им городе Уранополис), но это были, в основном, философско-математические языки (системы метаобразов) целью которых было "говорить с природой" на языке естествознания. Такие языки изобретали математики в эпоху Просвещения (17 век), когда успехи в изучении природы (например, законы классической механики Ньютона) позволили уйти от религиозного к научному взгляду на мир. Эти языки были призваны к более лучшему пониманию природы, выводу логических утверждений на уровне языка. Лейбниц писал: «…тогда в диспуте между двумя философами нужды будет не более, чем в диспуте между двумя счетоводами. Для разрешения противоречий достаточно будет взять грифеля и, сев за доски, сказать друг другу „давайте вычислять“». Разработкой таких универсальных языков занимались Лейбниц, Декарт, Уилкинс (у последнего каждая буква обозначала целое понятие).

В 1817 году француз Жан Франсуа Сюдр придумал язык сольресоль основанный на названиях семи нот. Все 2660 слов сольресоля состоят из названий семи музыкальных нот в различных сочетаниях. Роль слова в предложении определялась положением ударения (в глаголе ударение не ставится, в существительном оно падает на первый слог, в прилагательном — на предпоследний, а в наречии — на последний). Работа Сюдра заслужила неоднократные одобрения различных комиссий Парижской академии наук и многочисленных научных обществ, получила приз в 10 тыс. франков на международной выставке 1851 г. в Париже и почётную медаль на международной выставке в 1862 г. в Лондоне, получила признание многих выдающихся современников, в их числе Виктора Гюго, Ламартина, Александра Гумбольдта.

Первой серьёзной попыткой создать язык для повседневного общения был универсалглот созданный Жаном Пирро в 1868 году в Париже. Язык был создан на основе романских и германских языков. Сам Пирро так определял принципы разработки своего языка: «Мы выбираем из каждого живого языка слова наиболее известные и обязательно такие, произношение которых наиболее легко. Латынь дает наибольшее число таких слов…» (в будущем большинство искусственных языков будут создаваться по этой формуле). Всего было отобрано около 7000 корней. По неизвестным причинам язык распространения не получил.

Расцвет волапюка

Но именно волапюк является первым из искусственно созданных языков для международного общения который получил распространение, в той или степени, почти по всему земному шару. Язык волапюк был создан немецким священником Иоганом Мартином Шлейером (Johann Martin Schleyer) жившим с 1831 (родился 18 июля в Оберлауде, сейчас называется Лауда-Кёнигсхофен) по 1912 (умер 16 августа в Констанце) годы. В конце 1870-ых к Шлейеру пришёл один из его прихожан (в городе Крумбах, Бавария), полуграмотный крестьянин, и пожаловался, что письма с просьбой о деньгах не доходят до сына в Америке - поскольку почтовые отделения США не могли разобрать его почерк (он не знал английский язык и плохо писал по-немецки). Шлейера заволновала история крестьянина, который не имел средств к существованию из-за языкового барьера. У него возникла идея (18 января 1878 года) создать язык для межнационального общения (на основе 6 главных европейских языков - немецкого, английского, французского, итальянского, испанского и русского; Шлейер знал в той или иной степени более 60 языков и 88 различных диалектов) и, в первую очередь, универсальный алфавит для международной переписки, который позволил бы передавать звуки всех существующих языков. На досуге он разработал и отправил проект своего алфавита состоящего из 37 букв на филологичекие факультеты ведущих европейских университетов (23 февраля), в почтовый конгресс в Париже (6 мая), Международное бюро Всемирного почтового союза в Берне (14 июня) и несколько журналов. Также он предлагал создать международную академию, которая бы занималась этим вопросом. В целом отзывы были положительные (так еженедельник "Музыка" города Кенигсберга считал его идею "чрезвычайно важным практическим проектом" и напутствовал в его начинании в деле мира). Письмо Шлейера было занесено в Архив сообщений и телеграфии почтового союза. Однако на деле данный алфавит никогда не использовался, отчего у Шлейера, на фоне растройства от неудачи, развилась бессонница.

В 33 номере (март 1879 года) редактируемого им католического журнала «Сионская арфа» баварского города Литцельшгеттен, Шлейер впервые упоминает о своём алфавите (на первых порах журнал будет главным источником сведений о новом языке). По словам самого Шлейера, в бессонную ночь с 30 на 31 марта 1879 года он получил послание от Бога велевшее ему создать язык на котором могли бы разговаривать все жители Земли (поэтому новый язык получил название volapük [vola + pük = язык мира, мировой язык]). Шлейер начал работать той же ночью. Вершины своего распространения волапюк приобрёл в 1889 году всего за 10 лет с момента первого упоминания. За это время произошли следующие события:

  • в 35-м майском номере была опубликована первая статья о волапюке («Проект всемирного языка и всемирной грамматики для образованных людей всех наций Земли»);
  • в № 36 (июнь) опубликован первый стих на волапюке;
  • до конца года Шлейер публикует (параллельно дорабатывая) грамматику и словарь; также был опубликован перевод "Магнификата" (славословие Девы Марии из Евангелия от Луки); у волапюка появляются первые поклонники из числа читателей - регистратор Георг Бауер[Georg Bauer] из Шопрона (тогда Ödenburg; 18 ноября написал Шлейеру письмо, в следующем году, 29 мая, получил диплом второго учителя волапюка), стенографист Карл Ленц[Karl Lenze] из Эйслебена (впоследствие стал первым учителем волапюка), Анжелика Виршинг[Angelika Wirsching] из Кройцлингена (сочинила и отправила Шлейеру одно из первых стихотворений на волапюке "Log cila"), адвокат Вольтер[Wolter] из Оснабрюка, школьный учитель Пайц[Peitz] из Бюрена; к концу года люди интересующиеся волапюком проживали в Германии, Австрии, Венгрии, Америке;
  • в 1880 году язык получил название volapük (раньше он назывался по-немецки Weltsprache);
  • в февральском номере (№ 44) впервые под заголовком "Волапюк (мировой язык)" был опубликован стих "Menade bal püki bal![Одно человечество - один язык]" ставший впоследствии гимном волапюк-движения;
  • в № 46 (апрель) публикуется перевод стиха "Исаия" с латинского;
  • в мае Шлейер издаёт первый подробный учебник на немецком («Волапюк: международный язык, проект универсального языка для всех образованных людей во всем мире», содержал грамматику и словарь на 2780 слов, издан в городе Зигмаринген при содействии Таппена); спрос был настолько велик, что тираж закончился через 6 месяцев и началась подготовка второго издания;
  • известность языка росла и Шлейер решил в 1881 году издавать специальную газету (Weltspracheblatt, впоследствии переименованную в Volapükabled zenodik; издавалась на немецком и волапюке, теперь новая информация печаталась в ней); первый выпуск состоялся 1 января, содержал грамматику и сравнительные тексты на волапюке и 20 языках; газета выходила до конца 1908 года;
  • в Швеции (город Евле) поклонник волапюка А. Нильсон в январском номере газете "Nya Dagligt Allehanda" опубликовал статью о языке; также, в Норвегии (город Тронхейм) объявился поклонник господин Ренне;
  • в августе в Юберлингене был выпущен второй учебник; проект языка поддерживают многие учителя и профессора, начинают появляться статьи о волапюке в австрийских газетах;
  • к концу года 13 человек получили диплом преподавателей волапюка;
  • в апреле 1882 года вышла вторая редакция грамматики (была распродана в течение года);
  • 11 мая Рупертом Кнайле[Rupert Kniele] организовано первое сообщество волапюка в городе Альбервайлер, графстве Вюртемберг (15 человек);
  • в июне был выпущен учебник на шведском;
  • в августовском выпуске № 20 газеты Volapükabled была введена новая должность - местного лидера волапюк-движения (Cifal); Мориц Обхлидал[Moritz Obhlidal] из Майдлинга в Австрии (был назначен на должность в следующем сентябрьском 21-м номере), Кнайле из Шеммерхофена - в Вюртемберге, фрау Хелена Вольтер[Helene Wolter] из Оснабрюка - в Северной Германии (назначены в 22-м октябрьском номере), Поль Домике[Paul Domicke] из Берлина - в Берлине и провинции Бранденбург, Юлиус Фиевегер[Julius Fieweger] - в Бреслау и Силезии;
  • в сентябре Шлейер выступил в первом клубе волапюка перед 70 слушателями; сразу после лекций в клуб вступило 9 человек;
  • 1 октября появился клуб в Бреслау(сейчас Вроцлав);
  • 10 декабря был организован клуб в Швеции (9 человек);
  • к концу года Шлейер переписывался с людьми из Буэнос-Айреса, Нью-Йорка, Калифорнии, Швеции, Бейрута, Праги, Риги, Хайфы и других; число учителей увеличилось до 29;
  • С начала 1883 года cifal г-н Фиевергер начал издавать в Бреслау "Weltsprache-Dialoge"; клуб в Силезии начал издавать ежемесячник "Schlesischer Weltspracheklub" (Силезский клуб волапюкистов), который через несколько выпусков был переименован в "Weltspracheklubs" (Клубы волапюкистов);
  • 5 марта, благодаря г-ну Обхлидалю в Майдлинге, открылся австрийский клуб (39 человек);
  • 23 апреля в Ульме, при участии Шлейера, открылся ещё один клуб волапюкистов;
  • волапюк начал рапространяться за территорию немецкоязычных стран; в мае cifal'ом в Северной Америке был назначен Йозеф Райсдорф[Joseph Reisdorff] из Коттлевилла, в августе - Август Виенеке[August Wienecke] из Бишвайлера в Эльзасе, в декабре - г-н Старк[Starck] из Бишвайлера в Лотарингии;
  • в мае в Юберлингене вышла в свет третья редакция грамматики;
  • если в прошлом году информация о волапюке в основном была через прессу, то в этом году Шлейер и другие ездили с лекциями (7 июня Шлейер выступил Констанце, 7 октября - в Бухау, 9 октября - в Биберахе; 28 ноября в Вене Обхлидал провёл часовую лекцию о новой грамматике);
  • 25 августа был открыт 4-й клуб в Бёблинге (31 человек);
  • к концу года было 52 преподавателя и 4 клуба (1 в Австрии и 3 в Германии); волапюк известен в Германии, Австрии, Венгрии, Чехии, России, Великобритании, Франции, Америке, Азии; второе издание словаря составляет более 10 000 слов;
  • в 1884 году cifal'ы начали проводить работу на местах, вступать в переписки с заинтересованными людьми;
  • с 25 по 28 августа во Фридрихсхафене прошёл первый съезд сторонников волапюка (около 150 человек); рабочим языком был немецкий; благодаря освещению в прессе, о волапюке узнали многие люди за пределами Германии; среди них был нидерландский лингвист и криптограф Огюст Керкгоффс живший тогда во Франции, который изучил язык и начал пропагандировать его на родине;
  • в этом году стремительный рост интереса к волапюку проявляется в Голландии (в большой степени благодаря Керкгоффсу);
  • к концу года уже 90 учителей и 8 клубов (1 в Австрии и 7 в Германии);
  • в конце года Шлейер заболел и не принимал активного участия в следующем году;
  • в 1885 году открыты первые клубы в Испании (Мадрид, ноябрь) и Франции (Париж, декабрь, учреждён Керкгоффсом, но президентом был E. Lourdelet; в клуб вступило около 50 людей различных профессий - журналисты, учёные, политики, предприниматели), что говорит о начале широкого распространения волапюка за пределами Германии;
  • продолжается рост в Голландии (более половины новых учителей за этот год были голландцами), России, Швейцарии;
  • в Париже благодаря стараниям и лекциям Керкгоффса распространено 7000 учебников; статьи о волапюке печатают "Le Petit Journal", "Le Temps", "La Liberte", "Le Rappel" и другие;
  • в июне Шлейер опубликовал словарь на 12370 слов;
  • в Констанце открывается центральное бюро волапюка (действовало до самой смерти Шлейера в 1912 году);
  • 14 ноября Иван Холин публикует в Санкт-Петербургской газете "Новое время" заметку о волапюке;
  • к концу года - 229 учителей, 12 клубов, 5 изданий; в декабре Шлейер серьёзно заболел;
  • в 1886 году волапюк показывает свою зрелость; если раньше у многих были сомнения насчёт перспектив волапюка, то теперь люди начинают верить в возможность введения единого языка для общения; начинают открываться специальные учебные курсы, создаваться среда для практической коммуникации - переводится литература, издаётся оригинальная пресса; волапюк известен по всей Европе (информация о нём печатается в немецких, австрийских, венгерских, русских, голландских, испанских, португальских, французских, шведских, датских, итальянских, швейцарских, греческих и американских газетах);
  • 26 января в Бордо г-н Жуклер[J. Juclier] провёл лекцию перед 600 слушателями;
  • рост популярности в России - лекции в Москве (15 февраля, лекция Евгения Бика, 600 человек; 16 мая Карл Арнольд[Karl Arnold]), Земгале (Курляндия, 9 февраля, Вильхельм Мааса), Даугавпилсе (3 апреля, Вильхельм Мааса), Санкт-Петербурге (лекцию вели В. Розенберг, Генри Харрисон[Henry Harrison] и Буляков); Евгений Бик делает первый перевод словаря и грамматики на русский язык; первый русский учитель - Иван Холин;
  • 21 февраля открыты общественные курсы изучения волапюка; до 2 мая было проведено 13 курсов для более чем 500 человек; один торговый дом "Grands Magasins du Printemps" провёл курсы для 121 своего работника и повесил на здании табличку - "Volapükön" ("Мы говорим на международном языке [волапюке]");
  • опубликована краткая грамматика на сербском и хорватском языках;
  • волапюк начинает движение в Бельгии и Швеции, доходит до Азорских островов, Гваделупы, Пойнт-а-Питра, Туниса, Египта, Канады, Англии;
  • 1 июня в Париже начинает издаваться журнал местного клуба "Le Volapük" под редакцией Керкгоффса;
  • к концу года - 328 учителей, 19 клубов (1 - в Австрии, 14 - в Германии, 2 - в Испании, 2 - во Франции), 5 изданий; введён диплом старшего учителя (Löpitidel);
  • в 1887 году волапюк окончательно выходит на мировой уровень - если в начале года было 19 клубов в 5 странах Европы (причём 14 в Германии), то к концу года их стало 90 в 14 странах на трёх континентах (в США, Швейцарии, Италии, России, Коста-Рике, Швеции, Бельгии, Аргентине, Финляндии, Бразилии);
  • с начала года на Рейне начал курсировать пароход "Volapük", на котором проводились экскурсии на новом волапюке и даже команда могла общаться на нём; французский "L'étincelle électrique" и английский "The English Mechanic" открыли почтовые ящики для приёма корреспонденции на волапюке;
  • в одной только Вене за зиму 1886-1887 годов языковые курсы посетило около 2500 человек;
  • в мае был введён диплом профессора волапюка (plofed);
  • с 6 по 9 августа в Мюнхене прошёл второй съезд сторонников волапюка (около 150 человек), рабочим языком был немецкий. На конгрессе была создана Международная Академия Волапюка[Kadem Volapüka] с 29 академиками из 15 стран (Германия, Австро-Венгрия, Испания, Италия, Португалия, Голландия, Англия, США, Россия, Сирия и др.). Целью Академии являлась помощь Великому Изобретателю (Datuval, именно такой "титул" имел Шлейер) в развитии языка. Президентом Академии был избран Шлейер, директором - Керкгоффс. Также были созданы Всеобщий клуб сторонников волапюка[Volapükaklub Valemik] и Центральный информационный орган[Volapükabled Zenodik] на основе газеты Шлейера Weltspracheblatt;
  • в ноябре в Мюнхенском техническом университете открыты курсы волапюка;
  • к концу года - 29 профессоров, 86 старших преподавателей, 522 учителя, 15 периодических изданий (в Констанце, Бреслау, Мадриде, Париже, Вене, Мюнхене, Пуэрто-Рико, Стокгольме, Антверпене и др.; три из них - только на волапюке, причём одно называлось Cogabled[сборник шуток]), 96 книг на 13 языках;
  • в 1888 году волапюк начинает распространяться в Японии, Китае, ЮАР, Австралии, Мексике;
  • 4 марта Шлейер опубликовал словарь на более чем 20 000 слов;
  • многие предприятия Германии начинают обучать своих сотрудников на курсах волапюка; в некоторых школах рассматривается вопрос о введении волапюка в программу;
  • к концу года - 50 профессоров, 190 старших преподавателей, 885 учителей, около 20 изданий, 163 клуба;
  • с 19 по 21 августа 1889 года в Париже прошёл третий съезд сторонников волапюка - впервые в истории человечества, около 200 людей, даже официанты, общались исключительно на едином международном языке; в конгрессе участвовали представители из 13 стран, в том числе Турции и Китая;
  • к концу 1889 года на волапюке во всём мире издавалось 30 журналов, было написано 316 учебников и 800 брошюр на 25 языках, действовало 283 клуба (в 21 стране, от Сиднея до Сан-Франциско), 10 международных бюро волапюка (в Германии, Бельгии, Испании, Канаде, Франции, Австрии; головное бюро располагалось в Констанце) и на курсах волапюка обучилось 210 тысяч человек (были оптимистичные оценки и в 1 миллион говорящих) у 1100 учителей и 50 профессоров (даже в наш 21-й век интернета членами разнообразных организаций эсперантистов по всему миру является лишь 20 тысяч человек, а оценки общего числа людей способных сносно разговаривать на эсперанто - от 100 тысяч до 2 миллионов человек);
И это в те времена когда даже до изобретения радио в 1895 году оставалось больше 5 лет и без поддержки на государственном уровне.

Причиной популярности языка были впервые соблюдённые правила, которые ныне в интерлигвистике считаются практически обязательными:

  • Отсутствие исключений в грамматике и лексике - нет многозначных слов и предложений; роль всех слов в предложении определяется однозначно даже без знания их перевода (роль слова в предложении определяется по его форме, в частности, по окончанию);
  • Написание взаимно однозначно соответствует произношению и наоборот (одна буква - один звук; фиксированное ударение) - отсутствие омофонов;
Волапюк был первым (и, возможно, единственным из имевших хоть какое-то практическое распространение) языком попытавшимся учесть потребности как можно большего числа людей в мире для общения. В качестве корней были взяты в основном слова из английского, французского и латинского языков (хотя были также слова из немецкого и часть из русского языков). Но заимствованные слова были перекромсаны с целью уменьшения длины корней, избежания омофонов и упрощения чтения. Так, первоначально, в алфавит не был включён звук r(р) - Шлейер полагал, что китайцы не смогут его произносить, но позже вернул (хотя и использовался он ограниченно). В словаре языка очень мало слов с более чем двумя подряд идущими гласными или согласными - язык создавался певучим, как итальянский (это, например, важно для азиатских языков со слоговой системой; пример - конструкция[русский язык], construction[английский], konstruaĵo[эсперанто], bum[волапюк]). Из-за этого язык получился нейтральным даже по отношению к английскому языку и усилия по изучению волапюка были одинаковы почти для всех людей (пример - история[русский], history[английский], historio[эсперанто], jenav[волапюк]). Словообразование было взято из немецкого (новые слова получались объединением простых, это видно на примере самого слова волапюк).

Закат волапюка

Казалось, что вот-вот будут разрушены языковые барьеры между народами. Но дальнейшая история волапюка (и всей интерлингвистики) напоминает настоящий детектив - "скандалы, интриги, расследования". Через десять лет после пика (к XX веку), волапюк также быстро сошёл почти на нет - в 1900 году осталось только 159 сторонников волапюка Шлейера (сторонников всех изменений волапюка в 1900 году - 1500, в 1906 - 600). В чём были причины?

У волапюка были недостатки:

  • несмотря на попытки систематического подхода в создании языка, Шлейер привнёс в язык очень много личных предпочтений - был исключён распространённый звук r (Шлейер ошибочно считал, что этого звука нет в китайском и заменял его на l, например, blod[брат, от англ. brother] и flapön[ударять, от фр. frapper]; на самом деле, наоборот, звук л отсутствует в японском и заменяется на р), но в алфавит были добавлены умлауты ä,ö,ü из немецкого, которые имеют гораздо более сложное произношение;
  • грамматические правила были очень сложны; девизом волапюка было "богатство передаваемых звуков и грамматических форм": существительные имели 2 числа и 4 падежа, глаголы - 6 времён, 4 наклонения, 2 вида и 2 залога, причем во всех этих формах глаголы спрягались по лицам и числам, всего 505440 теоретически возможных форм (Судя по всему, Шлейер хотел объять необъятное и создать язык на котором можно было выразить любые мысли, поэтому включал в волапюк все возможности всех существующих языков. Так, например, в волапюке, в отличие от западноевропейских языков, глаголы имели род и число как в русском языке - löfob[(я) люблю], ilöfob[(я) любил], löfom[(он) любит], löfof[(она) любит]), löfoms[(они, мужчины) любят];
  • радикализм в словообразовании привёл к тому, что язык мало походил на какой-либо земной язык или хотя бы ветвь языков - после почти никто не позволял себе такого кощунства над новым создаваемым искусственным языком (кроме, наверное, логлана, ложбана и ифкуиля, но у них были немного другие задачи); слово "волапюк" вошло во многие языки, как синоним слов "смешная тарабарщина (на слух), кракозябры (на письме)", то есть что-то не относящееся к нормальному языку - в русском языке, на заре интернета, волапюком называли входящие электронные письма открытые не в той кодировке текста и отображаемые кракозябрами;
  • богатая система многочисленных приставок и суффиксов, поощрение образования новых слов и понятий соединением корней привели к грамматически правильным словам-монстрам вроде klonalitakipafabludacifalopasekretan;
Из-за этого язык использовался в основном для переписки, а не для устного общения. Даже сам Шлейер пользовался словарём при составлении текстов и написании писем. Несмотря на большое число сторонников языка, на практике использовать его могло лишь небольшое число людей.

Шлейер был по сути первым на этом поприще и его ничто не сдерживало, а быстрый рост популярности языка (вопреки его недостаткам, так как у него просто не было конкурентов) укреплял веру в собственную непогрешимость и роль мессии в деле объединения народов после вавилонского столпотворения. Поэтому Шлейер считал язык своей собственностью и отвергал любые предложения внесения изменений в язык, которые поступали от волапюкистов уже начиная с 1885 года, в частности, от Керхгоффса. Даже самые горячие поклонники волапюка видели недостатки языка, но только не Шлейер. С самого начала управление движением волапюкистов производилось из одного центра - от самого Шлейера (даже учреждение Академии не изменило ситуацию). Убила волапюк именно авторитарность и бескомпромисcность Шлейера. Только он формировал грамматику и словарь и выдавал их "по факту", без обсуждений.

Естественно, что как только появилась бы "свободная и открытая" замена, где все будут иметь равные права в обсуждении и развитии языка, монополия Шлейера была бы разрушена. Начинают создаваться альтернативные проекты:

  • Питер Штейнер[Peter Steiner], волапюкист из Нюрнберга, первые сообщения о своём проекте Пасилингва[Pasilingua] опубликовал в 1885-1886 годах; язык базировался на английском с влиянием французского и немецкого, заимствованные корни почти не изменялись; несмотря на то, что язык рассматривался как серьёзный конкурент волапюка и упоминался в интерлингвистической литературе вплоть до начала 20 века, распространения не получил;
  • Георг Бауэр[Georg Bauer], волапюкист из Загреба, получил диплом учителя в 1885 году, в 1886 году опубиковал проект Spelin - развитие волапюка с расширением заимствований из большего числа языков;
  • Эмиль Дормой[Emile Dormoy], секретарь клуба волапюка в Париже, в 1887 году опубликовал проект Balta - упрощённый волапюк;
  • Николай Айхгорн[Nicolaus Eichhorn], 1887 год, проект Weltsprache - базировался на латинском, существительные имели два слога, прилагательные - 3, местоимения - 1, глаголы имели корень из одного слога и начинались и оканчивались гласной;
  • Александр Маршан[Alexandre Marchand], 1898 год, проект Dilpok - упрощённый волапюк;

Рано или поздно должен был появиться проект заменивший волапюк. И таким проектом стал в 1887 году эсперанто.

Эсперанто

Лазарь Маркович Заменгорф родился в городе Белостоке Гродненской губернии Российской империи. Хотя большинство населения Белостока составляли говорящие на идише евреи, в нём также проживали поляки, немцы и белорусы. Межэтнические отношения в городе были достаточно напряжёнными, и это расстраивало молодого Заменгорфа. Он полагал, что главная причина ненависти и предрассудков лежала во взаимном непонимании, вызванном отсутствием одного общего языка, который играл бы роль нейтрального средства общения между людьми, принадлежащими к разным народам и говорящими на разных языках.

Ещё в гимназии в Варшаве Заменгоф предпринял попытки создать международный язык с очень богатой, но также очень сложной грамматикой. Когда он изучил английский (уже после немецкого, французского, латыни и греческого), он решил, что международный язык должен иметь сравнительно простую грамматику с широким использованием суффиксов и префиксов для образования производных слов. К 1878 году его проект «Lingwe uniwersala» был практически завершён. Однако Заменгоф в то время был слишком молод, чтобы опубликовать свою работу. Вскоре, после окончания гимназии, он начал изучать медицину сначала в Москве, а затем в Варшаве. В 1885 году Заменгоф окончил университет и занялся медицинской практикой в качестве окулиста в местечке Вейсеяй (Сувалкского уезда), где жила семья его сестры, с 1886 года — в Плоцке (ныне в Польше). Работая врачом, он продолжал совершенствовать проект международного языка.

В течение двух лет он пытался собрать средства на публикацию книги с описанием своего международного языка, пока не получил финансовую помощь от своего будущего тестя Александра Зильберника. 26 июля 1887 года книга под названием «Д-ръ Эсперанто. Международный языкъ. Предисловіе и полный учебникъ» («D-ro Esperanto. Lingvo internacia. Antaŭparolo kaj plena lernolibro») была опубликована на русском языке в Варшаве. На титульном листе была фраза "Чтобы язык был всемирным, не достаточно назвать его таковым." и в самой книге «Интернациональный язык, подобно всякому национальному, составляет достояние общественное, и от всяких личных прав на него автор навсегда отказывается» (явный укор Шлейеру). Также, бо́льшую часть книги (28 страниц из 40) занимало вступление, в котором автор обосновывал потребность в международном языке, а также показывал преимущества своего проекта (в частности, утверждалось и демонстрировалось на нескольких текстовых примерах, что текст на новом языке можно читать и понимать даже не зная его грамматики, достаточно иметь только словарик). К тому же Заменгорф использовал "вирусный маркетинг" - на четырёх страницах были представлены купоны со следующим текстом на эсперанто:

Обещание.

Я, нижеподписавшийся, обещаю выучить предлагаемый доктором Эсперанто международный язык, если окажется, что десять миллионов человек публично дали такое же самое обещание.

Подпись:


На обратной стороне купона предлагалось писать имя и адрес. Автор предлагал читателям вырезать, заполнить и прислать эти купоны ему с целью последующей публикации имён и адресов сторонников нового языка отдельной книгой (этот проект, однако, не был осуществлён; в первой газете на эсперанто — «La Esperantisto» — регулярно печатались адреса новых эсперантистов, но количество опубликованных таким образом адресов не превысило нескольких тысяч). Сама грамматика помещалась на 5 страницах и содержала всего 16 основных правил; на отдельном листе мелким шрифтом приводился «Интернационально-русский словарь», содержащий 947 базовых морфем. К тому же краткая грамматика и небольшой базовый словарь, который расширялся с помощью приставок и суффиксов, поощряли к активной переписке даже с людьми плохо или совсем не знающими эсперанто. Заменгоф советовал смело писать письма на международном языке любому иностранцу — если к письму прилагался всего лишь соответствующий словарик, то можно было быть уверенным, что получатель сумеет понять текст письма.

За русским учебником последовали издания на польском, французском и немецком. Заменгорф выбрал в качестве своего псевдонима слово Esperanto(надеящийся), что видимо подчёркивало его веру в возможность мирного сосуществования различных народов и культур (Заменгорф никогда не объяснял своего поступка). Поначалу Заменгоф не давал своему проекту никакого отличительного имени, называя его просто «международный язык». Однако, чтобы не путать его с волапюком, сторонники эсперанто часто говорили «язык доктора Эсперанто». Впоследствии эта формулировка сократилась до «язык Эсперанто», а в конце концов осталось одно лишь слово «Esperanto», которое на эсперанто пишется с большой буквы, чтобы его можно было отличить от обычного слова «надеющийся».

В 1887 году, проезжая Торунь, Антоний Грабовский случайно увидел там Первую Книгу доктора Эсперанто. Грабовский был польским инженером-химиком и полиглотом (знал около 20-30 языков), интересовался проблемой международного языка (поэтому был знаком с волапюком, но считал его слишком сложным). Он изучил эсперанто всего за год и в 1888 году посетил Заменгорфа. Между ними состоялся первый в истории разговор на эсперанто. Грабовский отдавал все силы и большую часть времени на эсперанто-движение: пропагандировал его, переводил классиков, сочинял сам на эсперанто и преподавал (его роль в эсперанто-движении сравнима с ролью Керкгоффса для волапюка).

В отличие от Шлейера, Заменгорф, будучи скромным человеком, отказался от диктатуры в развитии своего проекта и отпустил его в свободное плавание, объявив свой язык общественным достоянием. Он отказался занять какой-либо официальный пост внутри эсперанто-движения. Преимущества эсперанто:

  • эсперанто базировался на тех же европейских языках, что и волапюк, но Заменгорф выбирал общую лексику для этих языков и минимально изменял корни; поэтому язык лёгок для изучения лексики тому кто знает любой из этих языков;
  • гораздо более простая грамматика (16 основных правил), чем в волапюке;
Всё это, вкупе с недовольством позицией Шлейера, привело к резкому переходу людей в лагерь эсперанто - многие волапюкистские клубы стали эсперантистскими.

В 1887 году Керкгоффс публикует не только 319-страничный французско-волапюкский словарь, но и брошюру "Критическое исследование некоторых упрощений, которые необходимо ввести в волапюке". В конце своих последних учебников он также приводит несколько тезисов относительно изменений.

В 1888 году начинаются конфликты внутри волапюкистов. В Баварии, во время выбора местного cifal'а', между клубами Нюрнберга и Мюнхена произошёл конфликт. Из-за этого клуб Нюрнберга "Nürnberger Weltspracheverein" основанный 18 февраля 1885 года, благодаря своему бывшему руководителю Леопольду Эйнстайну[Leopold Einstein], оставившему пост из-за болезни 22 февраля, 18 декабря стал первым в мире эсперантистским клубом с президентом Кристианом Шмидтом[Christian Schmidt]. В 1894 году, из-за кризиса эсперанто, клуб вышел из эсперанто-движения. В 1901 году был переименован в "Клуб друзей универсального языка". В 1909 году стал идистским. Из-за болезни, Эйнстайн умер 8 сентября 1890 года в возрасте 56 лет.

В 1889 году конфликт между Шлейером и Керкгоффсом стал открытым. Образовалось два лагеря волапюкистов, каждый со своим лидером, каждая сторона выбирала своих академиков в Академию волапюка. Керкгоффс решил провести в августе 1889 года у себя на родине в Париже третий съезд, на котором академики могли бы обсудить реформы волапюка. Шлейер утвердил проведение конгресса и собрал своих сторонников на собрание 12 мая в Альмендингене, чтобы заранее обсудить предлагаемые изменения. На этом собрании была одобрена лишь небольшая часть реформ, которая уже использовалась Керкгоффсом в его учебниках, Пфлаумером[Wilhelm Pflaumer] (переводил учебники Керкгоффса на немецкий), Вальтером[Erwin Walther] (президент клуба в Ансбахе) и в журнале Керкгоффса "Le Volapük". Поэтому третий съезд прошёл против воли Шлейера. Однако, внесённые на рассмотрение предложения не были одобрены из-за голоса "против" американского академика Чарльза Спрейга[Charles Ezra Sprague] (автор первого учебника на английском, стал учителем в 1884 году).

В 1890 году Академия под руководством Керкгоффса всё-таки опубликовала новую грамматику волапюка. Шлейер не признал авторитет Академии и в том же году, 18 августа, создал новую Академию волапюка в Констанце (на базе центрального бюро) из согласных с ним приверженцев. Но она оставалась почти бездеятельной в развитии языка и уже в 1893 году практически прекратила работу. После этого раскола, Керкгоффс отдалился от волапюк-движения и полностью прекратил деятельность в марте 1891 года, когда Шлейер убрал имя Керкгоффса из официального списка волапюкистов. В 1892 году Керкгоффс ушёл с поста президента собственной Академии. Новым президентом стал Владимир Розенбергер (президент клуба в Санкт-Петербурге). Керкгоффс пропагандировал свой новый язык среди друзей, но (возможно, из-за смерти дочери в январе 1893 года) вскоре перестал совсем интересоваться интерлингвистикой. Всего же, из-за раскола, около 3/4 волапюкистов покинули волапюк-движение. К смерти Шлейера (в 1912 году) о его языке уже почти никто не знал. Почти все волапюкситы перешли в другие языковые проекты, которые были проще и логичнее в изучении. Несмотря на свою смерть, волапюк показал возможность существования общего языка для международного общения, привлёк внимание к этой проблеме многих людей и послужил началу интерлингвистике как науке (бывшие волапюкисты позднее разработали множество самостоятельных проектов).

Дальнейшее развитие интерлингвистики до Первой мировой войны

В 1893 году Академия волапюка под руководством Розенбергера начала работу над новым языком идиом неутраль (название языка подчёркивало нейтральность к какому-либо языку). Лексика не имела практически ничего общего с волапюком и была гораздо ближе к эсперанто. Это один из первых последовательно апостериорных языков, основанных на научном отборе интернациональной лексики и грамматических элементов. Систематическому сравнению были подвергнуты семь контрольных языков: английский, французский, немецкий, испанский, итальянский, русский, латинский. В итоге было выявлено около 11000 международных лексем, составивших словарь. Алфавит состоял из 22 букв (основная латиница без q, w, x, z). В 1898 году президентом был выбран католический священник Холмс[M. A. F. Holmes] из штата Нью-Йорк, академия сменила название с "Kadem bevünetik volapüka" ("Межнациональная академия международного языка[волапюка]") на "Akademi Internasional de Lingu Universal" ("Международная академия универсального языка") и её циркуляры стали издаваться на новом языке. Официально грамматика и словари на нескольких европейских языках были опубликованы в 1902-1903 годах. Розенбергер издавал газету "Progres". Недостатком языка было отсутствие внешних различий между частями речи (роль слова нельзя было определить по окончанию, как в волапюке или эсперанто) и наличие омофонов из-за нескольких возможных способов словообразования.

Эдгар де (фон) Валь (1867-1948) был молодым студентом в Санкт-Петербурге, когда в 1888 году попал на лекцию коллеги своего отца Розенбергера о волапюке. Он обнаружил, что писать и читать на волапюке было легче чем на естественных языках, но устный волапюк был сложен. После публикации в 1887 году проекта языка эсперанто, он вступает в переписку с его автором. Некоторые его предожения были учтены Заменгофом и внесены в язык. Перевёл на эсперанто «Княжну Мэри» М. Ю. Лермонтова (1889, второе издание — 1896), став третьим после Заменгофа и Антония Грабовского автором-эсперантистом. Был одним из основателей петербургского общества «Espero», активно участвовал в газете «La Esperantisto». После того, как в 1894 году предложенные реформы были отвергнуты Заменгофом (позже воплотившиеся в языке идо), Э. де Валь покидает эсперанто-движение и работает над созданием нового, более натуралистичного искусственного языка. Помогал бывшему австрийскому волапюкисту Юлиусу Лотту[Julius Lott] в его проекте Мундолингва (первый проект натуралистичного искусственного языка). В 1906 году публикует первый вариант собственного лингвопроекта под названием Auli (Auxiliari Lingue International - вспомогательный международный язык), ставший основой будущего окциденталя. Помогал Розенбергеру в подготовке его проекта идиом неутраль к Делегации по выбору международного языка в 1907 году.

В 1903 году итальянский математик Джузеппе Пеано[Giuseppe Peano] представил свой проект Латино-сине-флексионе (Latino sine flexione — латынь без словоизменения). Основная часть слов заимствована из латыни, однако в видоизмененной форме. Все существительные берутся в форме аблатива (падеж указывающий на исходный пункт траектории движения одного из участников ситуации, русским соответствием являются предлоги "от", "из", "с" в сочетании с родительным падежом) единственного числа. Прилагательные берутся в форме номинатива (именительного падежа) единственного числа среднего рода (для прилагательных на -e и -um, причем -um меняется на -o) и в форме аблатива в остальных случаях. Глаголы в большинстве случаев имеют форму усечённого латинского инфинитива (отбрасывается окончание -re). Его грамматика в отдельных отношениях проще грамматики эсперанто. Но при этом система словообразования заимствована у языка-источника — латыни и поэтому обладает всеми качествами системы словообразования европейских естественных языков: наличием исключений, нескольких моделей для образования одного и того же. Поэтому в среднем язык оказывается сложнее любого другого автономного языка для человека, не знающего в той или иной мере латынь. Первоначально, благодаря авторитету Пеано как математика, язык привлёк значительное внимание, но позже популярность языка сошла на нет.

Поначалу Заменгорф был открыт для всех предложений и даже планировал отдать проект полностью в общественное достояние. Но из всех поступавших предложений он учёл только первоначальные замечания де Валя. Заменгорф понял, что невозможно учесть все запросы. Особенно серьёзная борьба среди сторонников и противников реформ развернулась в 1894 году среди подписчиков первого периодического издания на эсперанто («La Esperantisto», издававшегося в Нюрнберге). Под давлением довольно значительного числа сторонников перемен Заменгоф был вынужден провести голосование. Несмотря на то, что большинство проголосовавших поддержали идею оставить эсперанто без изменений (ряд бывших сторонников эсперанто при этом всё же решили оставить эсперанто-движение, по крайней мере на некоторое время, среди таких был и Грабовский), эта история дала понять Заменгофу, что без существования какой-то общепризнанной базы, которая не подпадала бы под опасность реформ, его язык будет находиться под постоянной угрозой.

Тем не менее, благоприятные предпосылки для появления подобной общепринятой базы сложились только в первые годы XX века. Тому способствовало несколько причин: с одной стороны, эсперанто к этому времени значительно обогатился новой лексикой и грамматическими оборотами, стал формироваться общепризнанный стиль, и стало легче выделить языковую норму, основанную не только на предпочтениях самого Заменгофа (чей стиль продолжал считаться образцовым), но и на «языковом чутье» других эсперантистов. С другой стороны, благодаря заметному распространению эсперанто в Европе (особенно во Франции), стало возможным проведение крупного международного эсперанто-конгресса который смог бы узаконить эту базу. В итоге, «Основы эсперанто» были опубликованы весной 1905 года в преддверии Первого Всемирного конгресса эсперанто. На этом конгрессе, проведённом 5-12 августа 1905 года во французском городе Булонь-сюр-Мер, присутствовало 688 участников 20 национальностей. Заменгоф официально подал в отставку из руководства эсперанто-движения, так как не хотел чтобы личные предубеждения о нём (антисемитизм) препятствовали развитию языка. Также была принята «Декларация о сущности эсперантизма», четвёртая статья которой гласит:

Эсперанто не имеет никакого личного законодателя и не зависит ни от какого отдельного человека. Все мнения и произведения создателя эсперанто имеют, подобно мнениям и произведениям любого другого эсперантиста, характер абсолютно частный и ни для кого не обязательный. Одним-единственным навсегда обязательным для всех эсперантистов фундаментом языка эсперанто является произведение «Fundamento de Esperanto», в которое никто не имеет права вносить изменения. Если кто-то отклоняется от правил и моделей, данных в упомянутом произведении, тот никогда не может оправдываться словами: «так желает или советует автор эсперанто». Любую идею, которая не может быть подходящим образом выражена посредством того материала, который находится в «Fundamento de Esperanto», любой эсперантист имеет право выразить таким образом, который он находит наиболее правильным, так же, как это делается в любом другом языке. Но для полного единства языка всем эсперантистам рекомендуется подражать как можно больше тому стилю, который находится в произведениях создателя эсперанто, который больше всего трудился ради и над эсперанто и лучше всего знает его дух.

Таким образом, Заменгорф ступил на путь Шлейера. Теперь коренные изменения в эсперанто можно было вносить только создавая свои ответвления от эсперанто. На основе эсперанто было создано подавляющее количество новых проектов, поэтому в интерлингвистике их выделяют в отдельный класс и называют эсперантоидами.

Хотя эсперанто был логичнее и проще волапюка (на тот момент, и не во всём), у него также были недостатки. Наиболее часто упоминаемые сторонниками реформ:

  • алфавит (A, B, C, Ĉ, D, E, F, G, Ĝ, H, Ĥ, I, J, Ĵ, K, L, M, N, O, P, R, S, Ŝ, T, U, Ŭ, V, Z), содержит нестандартные символы с диакритикой (для издания Первой книги было необходимо изготовить особые литеры для специфических эсперанто-символов) с трудным произношением (алфавит волапюка гораздо проще);
  • обязательное согласование прилагательных и сходных частей речи с определяемым словом (опять же из-за свободного порядка слов в предложении; в волапюке существует рекомендуемый порядок слов при котором вся информация о падеже и числе хранится в существительном);
  • использование винительного падежа (в эсперанто всего два падежа - именительный и винительный, остальные падежи выражаются с помощью предлогов; винительный падеж -n пришлось оставить из-за свободного порядка слов в предложении, что приводит к окончаниям -jn во множественном числе; в волапюке метка множественного числа -s добавляется после падежного кончания);
  • использование нелогичной метки множественного числа -j, которая не встречается ни в одном современном языке (в волапюке используется традиционный для германнских языков -s);
С каждым годом появлялось всё больше "единых" языков для международного общения. Поэтому, французские математики Луи Кутюра[Louis Couturat] и Леопольд Ли[Leopold Leau] 7 января 1901 года, при поддержке европейских эсперантистов, организовали Делегацию по принятию международного вспомогательного языка состоящую из влиятельных политиков и учёных. Они заметили трудности языкового общения между различными делегациями на медународной выставке 1900 года в Париже и решили на высоком уровне выбрать международный вспомогательный язык. К кандидатам на рассмотрение выдвигалось три требования:
  • язык должен быть пригоден не только для повседневного общения, но и для деловой и научной переписки (развитая лексика);
  • язык должен быть легко изучаем людьми с базовым образованием (по крайней мере для жителей Европы);
  • язык не должен быть естественным;
В 1907 году была проведено заседание Делегации. Сторонники эсперанто получили заверения от Кутюра, что будет выбран эсперанто. Комиссия рассматривала следующие проекты:
  • проект Латино-сине-флексионе представлял Пеано;
  • эсперанто представлял Луи де Бофрон[Louis de Beaufront], первый французский эсперантист, выбранный Заменгофом за его консерваторские взгляды в отношении эсперанто;
  • Bolak (разработан в 1899 году Леоном Болаком[Leon Bollack]; алфавит состоял из 18 латинских[читаются как во французском] и 1 кириллической буквы[читается как в русском] - A, B, Ч, D, E, F, G, I, K, L, M, N, O, P, R, S, T, U, V);
  • Spokil (разработан в 1890 году бывшим волапюкистом Адольфом Николасом[Adolphe Nicolas], обнародован в 1900 году, книга с описанием вышла в 1904 году);
  • идиом неутраль Розенбергера;

Главными претендентами на победу были эсперанто и идиом неутраль. Почти под конец заседания, комиссии был представлен проект реформированного эсперанто от неизвестного автора под названием "Ido"("потомок, дитя", название подчёркивало преемственность от эсперанто). Идо предлагал следующие изменения в эсперанто (большинство из них предлагались ещё в 1894 году) :

  • использовалась основная латиница без диакритики;
  • множественное число образовывалось добавлением -i;
  • был убран винительный падеж (вернее стал необязательным, употребляется только при обратном порядке слов);
  • система словообразования стала более логичной (был введён принцип обратимости, каждый суффикс теперь имел определённое и единственное значение и сам процесс добавления суффикса был полностью обратим; также, аффиксы не могут употребляться в качестве корней);
  • лексика была переработана в сторону романских языков;

Но у идо был и ряд недостатков (например, сокращение алфавита привело к появлению диграфов ch[ч] и sh[ш], ударение не закреплено и ряд других неоднозначностей). Рассмотрев данный проект, комиссия склонилась в сторону эсперанто и решила, что международным языком будет являться язык на базе эсперанто с наиболее важными изменениями из идо. Поначалу, многие ведущие эсперантисты были согласны идти на полный или частичный компромисс с решением Делегации, но очень скоро Заменгорф и его сторонники не признали её решение. Как оказалось позднее, авторами языками были Кутюра, Бофрон и Отто Есперсен[Otto Jespersen] (датский лингвист). Многие ведущие эсперантисты перешли в лагерь идо. На первых порах идо нанёс эсперанто такой же тяжёлый удар, что и эсперанто волапюку: идо был единственным из проектов вспомогательного языка, который сразу привлек к себе тысячи последователей (естественно эсперантистов) и на котором в разных странах сразу начало выходить 12 журналов. Но основная часть обычных эсперантистов осталась верна эсперанто.

В 1909 году была сформирована Академия идо. Первые годы распространения и употребления идо прошли под знаком непрерывных изменений, вносимых в него. Учебники и словари идо быстро устаревали, и в этом он терял свое качество как средства общения, вызывал неудовольствие со стороны своих последователей. Создатели идо провозгласили лозунг: "Progreso esas vivo, stado esas morto!" ("Движение есть жизнь, неподвижность есть смерть!"). В 1913 г. руководство идистским движением объявило periodo de stabileso (период стабилизации) на 10 лет. В период стабильности (1920-1925 гг.) происходит подъем идо-движения и его социальное обновление (возникают организации рабочих-идистов). В 1923 г. этот период был продлен всего на четыре года, после чего совершенствование, реформирование идо возобновилось. Это дезорганизовало идистское движение, среди идистов начался разброд. Так к практической неудаче привело нарушение принципа «сначала усовершенствовать, затем распространять!».

Неудача Делегации показала, что в тот период интерлингвистика ещё не была полностью оформлена как наука, поэтому не было чётких критериев по выявлению лучшего проекта - Делегация была проведена непрофесссионально, со многими нарушениями и под воздействием внешних давлений.

В 1908 году Академию универсального языка (бывшую Академию волапюка) возглавил Пеано и она была переименована в Academia pro Interningua и переключилась с идиом неутраля на интерлингву (переработанный латино-сине-флексионе).

Первая мировая война очень сильно ударила по интерлингвистическим движениям. В 1914 году поезд, в котором супруги Заменгоф ехали на Всемирный конгресс эсперанто в Париже, остановили под Кёльном в Германии. Началась Первая мировая война. Российским участникам пришлось возвращаться на родину кружным путём через нейтральные страны. Тяжёлым ударом для Заменгофа стала гибель на фронте его младшего брата Александра 18 июля 1916 года. Заменгоф скончался в 1917 году в оккупированной германскими войсками Варшаве. Семья Грабовского в результате Первой мировой войны оказалась разделена: германский подданный Грабовский в начале войны был вынужден уехать в Германию, потом с немецкой оккупацией он вернулся в Варшаву, откуда к тому времени бежали большинство его родных, подданных Российской империи. Умер Грабовский 4 июля 1921 года от сердечного приступа на улице Маршалковской в Варшаве. Он разглядывал витрину нового магазина, открытого Мечиславом Клейном, где продавались книги на эсперанто. Внезапно ему стало плохо. Выбежавшие из магазина люди нашли его уже мёртвым. Кутюра, убеждённый пацифист, умер в аварии, когда его машина столкнулась с машиной везущей приказы для мобилизации во французскую армию 3 августа 1914 года.

Развитие интерлингвистики до Второй мировой войны

В 1920-е годы начинается новый рост эсперанто и идо. В СССР, по предложению Троцкого, эсперанто широко изучался как «язык мировой революции». Он активно использовался в сети «рабкоров» (рабочих корреспондентов, прикрытие для промышленного шпионажа). Например, германские рабочие-эсперантисты с заводов Круппа присылали в СССР образцы выплавляемой ими стали, делились секретами технологии ее производства. На эсперанто велось радиовещание (в том числе внутреннее), надписи на почтовых конвертах дублировались на двух языках, русском и эсперанто. В начале 1920-х годов были предложения принять эсперанто в качестве рабочего языка Лиги Наций (прародительницы ООН). Десять делегатов поддержали это предложение, но французский делегат Gabriel Hanotaux проголосовал против. Ему не нравилось, что французский язык теряет свои позиции в качестве международного и он видел в эсперанто угрозу. Однако, спустя два года Лига Наций рекомендовала государствам-членам включить эсперанто в свои учебные планы.

Но с середины 1930—х годов носители эсперанто подверглись репрессиям: в СССР как «троцкисты», «шпионы» и «террористы». В 1937 году Сталин осудил эсперанто как «язык шпионов». Это развязало руки органам безопасности. Многие эсперантоговорящие были сосланы или казнены. Остальные отечественные эсперантисты, например, Николай Хохлов, отошли от активной деятельности. Начиная с 1930-х годов, в Германии были убиты многие эсперантоговорящие из-за их антинационалистических склонностей. Гитлер писал в «Майн кампф» (11 глава), что эсперанто был создан как универсальный язык для объединения еврейских диаспор. Создание Свободной от евреев Национальной Германской эсперанто-лиги было недостаточно для умиротворения нацистов. Обучение эсперанто было запрещено в немецких лагерях для военнопленных во время Второй мировой войны. Эсперантисты иногда обходили этот запрет, убеждая охранников, что они учат итальянский — язык ближайших союзников Германии. Как итог, движение эсперантистов в СССР и Германии фактически прекратило существование.

С другой стороны, фашистская Италия прилагала большие усилия для развития туризма в Италии через листовки на эсперанто и высоко ценила сходство итальянского языка и эсперанто. В салазарской Португалии эсперанто преследовался с 1936 года до революции гвоздик 1974 года. После гражданской войны в Испании франкистский режим преследовал анархистов и каталонских националистов, среди которых был распространён эсперанто, но в 1950-х годах эсперанто-движение дозволяет Франсиско Франко стать почётным патроном Всемирного конгресса эсперанто в Мадриде.

В 1921 году де Валь вместе с Я. И. Линцбахом восстанавливает общество «Космоглот(т)», действовавшее в 1916—1918 гг. в Санкт-Петербурге. В 1922 году издаёт первый номер журнала «Kosmoglott», где излагает принципы и грамматические правила нового языка, впоследствии получившего название окциденталь («западный»). Язык основан на интернациональной лексике, общей для главных западноевропейских языков — в первую очередь (хотя не исключительно) романских. Заметно влияние французского языка, как в оформлении многих слов, так и в синтаксисе. Алфавит стандартный латинский. В журнале «Kosmoglott» (с 1927 г. — «Cosmoglotta») рассматривались различные лингвопроекты, в 20-е годы он служил довольно плюралистичной трибуной для обсуждения проблем и направлений интерлингвистики («космоглоттики»). Развитие окциденталя Э. де Валь предоставил его носителям. С началом Второй мировой войны его контакты с окциденталистским движением (базировавшимся в нейтральной Швейцарии), стали эпизодическими.

После отделения идо от эсперанто, среди идистов возникли раздоры между «консерваторами» и сторонниками дальнейших реформ. В 1923 году они достигли пика, многие идисты стали переходить в окциденталь. Некоторые выдающиеся реформаторы создали свои проекты. В 1928 году Отто Есперсен создал наиболее удачное (если оценивать удачность с точки зрения приверженцев) ответвление от идо - проект новиаль. Автор, некогда принимавший участие в создании идо, в новом проекте стремился совместить логичность идо с натуралистичностью окциденталя. Идо постигла та же участь с расколом, что и в своё время эсперанто - заметная часть идистов перешла в новый проект (и часть бывших идистов из движения окциденталь). К примеру, в 1934 году идистский журнал Mondo был переименован в Novialiste и служил официальным печатным органом для обсуждения развития новиаля. В 1937 году было создано Языковое жюри новиаля (Lingue-Jurie Novialisti), которое провело несколько преобразований языка. Лексика новиаля основывается преимущественно на лексике западноевропейских языков. Её основой служат слова международные или распространённые в нескольких языках. В целом она близка к лексике эсперанто и особенно идо. Подобно создателям идиом-неутраля, при подборе корней Есперсен пытался определить наиболее распространённые формы посредством подсчета языков, в которых они встречаются, но при этом не включал в подсчеты латынь и старался учитывать количество говорящих и корни, известные через другие слова языка. Движение новиаля было деятельно с 1928 по 1939 годы. Почти полное угасание движения было связано с началом Второй мировой войны и смертью Есперсена в 1943 году.

В 1924 году была создана Международная ассоциация вспомогательного языка (IALA) для повторной попытки выбора наиболее успешного искусственного языка из уже существующих на основе текущих достижений интерлигвистики. Ассоциация была создана на средства американки Элис Вандербилт[Alice Vanderbilt Morris] (члена известной семьи предпринимателей Вандербилтов) и при содействии мужа Дейва Морриса[Dave Hennen Morris] (посла США в Бельгии) в Нью-Йорке. ИАЛА объединила множество региональных ассоциаций по всему миру, стала основной организацией по интерлигвистике в США, собирала книги и другие материалы по существующим языкам (эсперанто, идо, интерлингву, новиаль и окциденталь и т.д.) и привлекла многих ведущих лингвистов. В частности, были консультации с Есперсеном, а де Валь до своей смерти в 1948 году был членом Ассоциации.

Также был выделен грант священнику из Огайо Э.П. Фостеру[Edward Powell Foster] на продвижение его языка Ро разработанного в 1904—1908 годах. В языке Ро слова конструируются по категориальной системе. Например, «bofo» означает цвет, «bofoc» — красный, «bofod» — оранжевый, а «bofof» — жёлтый. Словарь языка Ро составляет около 16000 слов. Главный недостаток языка Ро состоит в том, что в нём очень трудно на слух отличить одно слово от другого.

В 1937 году, после долгих исследований и неудачных попыток объединения уже существующих международных языков, на собрании Ассоциации было решено начать разрабатывать собственный язык - интерлингва. Но начало Второй мировой войны в 1939 году сорвало планы.

В 1946-1948 годах главой исследований являлся известный французский языковед Андре Мартинэ[André Martinet]. За это время были классифицированы 4 модели построения искусственного языка:

  • модель P - высоко натуралистичный язык, созданный на основе естественного с наименьшим изменением заимствованных слов;
  • модель M - средне натуралистичный язык (как окциденталь);
  • модель C - умеренно натуралистичный язык (как новиаль);
  • модель K - умеренно схематический язык (как идо, но менее схематический чем эсперанто);
В 1946 году ИАЛА разослала опросники о данных моделях более чем 3000 преподавателям языков на трёх континентах. Больше всего одобрений получили самые натуралистичные модели P и M (с преимуществом на стороне M); модель K резко осуждалась. По итогам опроса, ИАЛА приняла решение создавать язык на основе объединения моделей P и M с отдельными частями из C.

Элис Моррис умерла в 1950 году; язык был выпущен в 1951 году уже под руководством Александра Годе[Alexander Gode] - грамматика и англо-интерлингва словарь на 27000 слов. Язык был очень близок к интерлингве Пеано как грамматикой, так и словарём. Если слово существует как минимум в трёх языках "контроля" - английском, французском, испанском/португальском, итальянском и запасной паре немецкий/русский, то оно автоматически принимается как слово Интерлингвы после стандартизации на основе его этимологии. Например, слово известное как "natio" в латыни, "nation" в английском и французском, "Nation" в германском, "nación" в испанском, "nação" в португальском и "нация" в русском, стало "nation" в Интерлингве. Таким образом, основной словарный состав составляли международные слова латинского происхождения. В 1954 году, из-за отсутствия финансирования, Ассоциация прекратила работу. Интерлингва использовался в основном в научной среде. С 1952 по 1980 годы на интерлингве издавался научный бюллетень Spectroscopia Molecular. Ещё около 30 научных изданий (в основном врачебных) издавали отдельные статьи на интерлингве с середины 1950-х по конец 1970-х годов. На данный момент интерлингва является третьим по популярности лингвопроектом (после эсперанто и идо) и самым распространёным натуралистичным (апостериорным) языком. Словарный состав языка включает в себя слова, имеющие латинские корни, а также международную лексику, взятую из итальянского, испанского, португальского, французского, английского, немецкого и русского языков. То есть используются не искусственно придуманные корни слов, как во многих других искусственных языках, а действительно существующие индоевропейские корни романских языков. В 1949 году, после смерти де Валя, окциденталь был переименован в интерлингве для устранения негативных ассоциаций, которые могло бы вызывать название «западный», а также ради планировавшегося сближения с интерлингвой-ИАЛА.

Бельгийский дипломат и лингвист Артуро Алфандари[Arturo Alfandari] в 1937 году представил свой проект нэо, но язык не привлёк широкого внимания. Нэо сочетает в себе черты эсперанто, идо, новиаля, окциденталя, волапюка. Корневая база языка и грамматика приближены (в сравнении с эсперанто и идо) к английскому языку. В 1961 году в Брюсселе Алфандари опубликовал свой главный труд под названием «Cours pratique de Neo deuxieme langue». Работа включала в себя: краткую и полную грамматику, учебный курс из 44 лекций, переводы литературных произведений (поэзия и проза), оригинальную нэо-литературу, научные и технические тексты, идиомы, детальные франко-нэо и нео-французский словари. Общий объём публикации 1304 страницы и около 60 тыс. словарных статей. Степень детализации проекта была беспрецедентной в истории интерлингвистики.

Нэо привлёк внимание редакции и читателей «International Language Review» (Даллас, США) специального издания, посвящённого искусственным языкам. В 1962 году было создано общество сторонников проекта «Друзья нэо». Для распространения языка и обеспечения единства в процессе его развития была создана «Академия нэо». В период с 1961 по 1968 год в Брюсселе при участии Алфандари издавалось периодическое издание на языке нэо «Neo-bulten», были опубликованы французский, английский и немецкий учебники нэо. Однако, активной работе по распространению языка мешали тяжёлая болезнь и преклонный возраст Артуро Алфандари (к моменту издания своего главного труда в 1961 году ему исполнилось 72 года). После смерти Алфандари в 1969 году, Академия и Друзья нео прекратили существование.

Развитие интерлингвистики после Второй мировой войны

Очередной язык с названием Интерглоса[Interglossa] был представлен профессором Ланселотом Хогбеном[Lancelot Hogben] из Великобритании в 1943 году. Его особенностью был любопытный подход - словарь на 880 слов был составлен полностью из греческих и латинских корней (видимо, как источники основного словарного запаса европейских языков), но грамматика основывалась на китайском языке. Язык не получил широкого распространения, так как появился во время Второй мировой войны. Лишь спустя четверть века, в 1972 году, он заново был переоткрыт Рональдом Кларком[Ronald Clark] из Англии, который решил, что с незначительными изменениями Интерглоса может стать совершенным международным языком. После получения разрешения от Хогбена на изменение языка, Кларк, вместе с единомышленником Энди Эшби[Wendy Ashby] также из Англии, разработали производный язык Глоса[Glosa]. Благодаря упоминанию глосы Эндрю Ларгом[Andrew Large] в своей книге в 1986 году и членом британского парламента Майклом Эллиоттом[Michael Elliott] на радио и ТВ в 1992 году, язык приобрёл небольшую известность в пределах Англии.

Во второй половине XX века попытки создания плановых языков для повседневного международного общения почти прекращаются. Начинают разрабатываться лингворопекты для каких-либо узких областей применения, для которых не стоит задача лёгкости изучения, поэтому они, как правило, никак не связаны с естественными языками, то есть являются априорными языками.

В 1955 году доктор Джеймс Кук Браун[James Cooke Brown] начал работу над своим проектом логлан[loglan - сокращение от англ. logical language, логический язык], полностью лишённого неточностей, присущих естественным языкам. Язык был разработан как средство лингвистических исследований, в частности, для опытной проверки гипотезы языковой относительности Сепира—Уорфа (предположение о том, что язык определяет мышление и способ познания окружающей действительности). Чтобы удовлетворять условиям проверки «Уорфовских эффектов» (более ясного, разнообразного и чёткого мышления), искусственный язык должен был структурно отличаться от английского и других естественных языков, с которыми предполагалось сравнение. При этом он должен был быть языком с лёгким произношением, удобным для использования в повседневном общении, так же как естественные языки. Роберт Хайнлайн, уже 1960-х годах, в своих произведениях упоминает логлан, как язык на котором производится общение людей с компьютером в будущем. В логлане нет омонимов, синтаксических и других неточностей. Однозначность фраз на языке и возможность их машинного разложения на «дерево зависимостей» могут сделать логлан первым человеческим языком, понятным компьютеру (эта идея описана в фантастической повести Роберта Хайнлайна «Луна — суровая хозяйка»). Также есть упоминания логлана в фантастичеких произведениях других авторов.

Наиболее полное описание первой версии языка и связанных с ним идей содержится в его 600-страничной книге «Логлан 1: логический язык», впервые изданной в бумажном виде Институтом логлана в 1975 году. Первое печатное издание получило приблизительно 3000 читателей. Первые встречи интересующихся языком прошли в 1972 году, затем в 1977-78-х годах. На них образовывалось первое сообщество говорящих на логлане, имели место первые диалоги и первые неформальные испытания гипотезы Сепира-Уорфа. Эти тесты не фокусировались на установлении ограничивающих факторов родного языка участников — английского. Встречи предоставляли первую возможность поиска признаков влияния логлана на мышление. Наблюдая эти эффекты, Браун отметил 6 признаков, которые, как ему казалось, характеризуют английскую речь первых участников этих встреч:

  1. богатство и необычность метафор;
  2. частое использование необычных описаний людей и явлений;
  3. возрастающее осознание неоднозначности английского, частые шутки и разговоры на эту тему;
  4. вкус к созданию неологизмов и причудливых выражений;
  5. сложение (или наоборот, разложение) слов, образование форм, которые не существуют в обычном английском, но в принципе возможны (например: «couth», «idiosyncrat», «ert», «qualitiedly», «therapped grouply», «encomiast»);
  6. повышенное значение шутки у логланистов в их общении между собой и с другими людьми; часто замечаемый комический контраст между тем, что люди действительно говорят и тем, что они считают сказанным;

С развитием компьютерных технологий и информатики появилась идея сделать логлан первым человеческим языком, понятным искусственному интеллекту. К этому моменту его грамматика уже была сильно развита, однако в нём всё же прослеживалось несколько «неоднозначностей». В 1975 году трое американских учёных: Альфред Ахо, Дэвид Стифлер Джонсон и Джеффри Ульман создали алгоритм, позволяющий отыскивать конфликты в языках программирования и удалять их. Через два года началась работа над так называемым «проектом машинной грамматики логлана». В 1982 году проект был успешно завершён, и логлан, претерпев незначительные изменения, стал первым в мире языком с грамматикой без логических конфликтов. Изменения коснулись в основном системы пунктуации, именно во время проекта появилась произносимая пунктуация. Пунктуация в привычном смысле этого слова в логлане отсутствует, но есть "словечки", заменяющие её. Единственное исключение делается для знаков на конце предложения «?», «!» и «.», так как интонационно они отражают статус предложения: вопросительное, восклицательное или повествовательное. Словечки kie и kiu являются заменой скобок (соответственно открывающей «(» и закрывающей «)»), а li и lu — открывающей и закрывающей кавычек. Такие словечки можно заменить на обычную пунктуацию на письме, но они обязательно должны произноситься устно. Например, предложение «Hu gleca sanpa „hasfa“?» («Как по-английски сказать „дом“?») должно произноситься «Hu gleca sanpa li, hasfa, lu?».

В 1986 году несколько сотрудников Института логлана во главе с Бобом и Норой Лешевалье вышли из проекта, сославшись на то, что институт накладывает слишком большие коммерческие и лицензионные ограничения на язык, его название и документацию. Как отметил Браун, эти ограничения были наложены для того, чтобы сберечь язык от распада на многие диалекты, которые мало чем отличались бы друг от друга. Боб Лешевалье и его единомышленники основали так называемую «Группу логического языка» и в 1987 году создали свою версию языка, которую назвали ложбан[lojban - сокращение логлан, передённое на сам ложбан]. Первоначально ложбан имел совершенно ту же грамматику, что и логлан, но имел почти полностью отличающийся словарь (в котором содержалось меньше слов из европейских языков и больше из китайского, например, эквивалент логланского слова norma — ложбанское слово cnano, оба слова означают «нормальный») и несколько другую систему написания, что позволило им утверждать, что ложбан является отличным от логлана языком и не нарушает авторских прав Института логлана. За годы дальнейшего независимого развития в двух языках появились незначительные грамматические отличия (в виде грамматических новшеств). Почти полное несовпадение звуковых образов слов в двух языках привело к тому, что практически никто не владеет одновременно логланом и ложбаном. Несмотря на то, что ложбан откололся от логлана, в основном, из-за разногласий между Бобом Лешевалье и Институтом логлана по вопросу авторских прав, новый язык был защищён от распада теми же средствами, что и его прародитель (то есть Браун оказался прав).

И они решили уберечь ложбан от «балканизации» с помощью угадайте чего? Почти такого же «мягкого» копирайта, какой мы использовали все эти годы!

После смерти Алекса Лита[Alex Leith], автора первого романа на логлане, и Брауна, создателя языка, активность логланского сообщества резко снизилась. Деятельность Института логлана практически приостановлена, не издаются прежние периодические издания «Lognet» и «La Logli». Сегодня в мире, по разным данным, насчитывается от нескольких десятков до нескольких тысяч человек, способных понимать тексты на логлане. Ложбан, на данный момент, находится в чуть лучшем положении и поддерживается небольшим сообществом.

Первые сведения о языке токипона, созданном канадкой Соней Элен Киса[Sonja Elen Kisa] и претендующим на звание самого простого из искусственных языков, появились во Всемирной сети в 2001 году. Название Toki Pona переводится как «язык добра». Киса во время работы по созданию языка была вдохновлена учениями о дао и дзэн и работами философов-примитивистов. В лексиконе языка только 120 корней, по мнению автора, — самых необходимых. Минимализм лексики сведён также к тому, что, например, в языке отсутствуют названия животных и растений. Впрочем, в неофициальном словаре токипоны есть обозначения для стран, наций, языков, а также имена людей. Упрощённая лексика токипоны сочетается с простыми фонологией, грамматикой и синтаксисом. На токипоне общаются в основном в Сети. Токипона не классифицируется как язык межнационального общения. Известный главным образом среди пользователей Сети, он служит примером интернет-культуры. Число говорящих на токипоне приблизительно оценивается в несколько сотен человек.

Другим упрощённым языком является бейсик-инглиш[basic english — базовый английский] — международный искусственный язык на основе английского языка, созданный в 1925 году британским лингвистом Чарльзом Огденом[Charles Kay Ogden]. Язык был предназначен для ускоренного обучения английскому языку коренного населения многочисленных английских колоний. Основное отличие от английского языка — сокращённый словарь (850 слов). Английская грамматика в бейсик-инглиш осталась в основном без изменений. Является самым известным контролируемым языком - подвидом естественного языка, полученным ограничением в использовании грамматики, терминологии и речевых оборотов посредством регламентирующих правил с тем, чтобы снизить или искоренить его многозначность и сложность.

Американский лингвист Джон Кихада[John Quijada] начал работу над своим проектом - ифкуилем, в 1978 году, и определение грамматики было завершено в январе 2004 года. Язык сочетает в себе безысключительную логичность, точность, высокую выразительность и эффективность. Эти качества достигаются сложностью грамматики (81 падеж) и широким набором фонем (алфавит из 92 звуков), что делает язык весьма трудным для изучения. 10 июня 2007 года Кихада объявил о завершении новой вариации языка, названной илакш (Iláksh). Илакш унаследовал 72 из 81 падежа ифкуиля, но добавил 24 новых падежа особого назначения. Морфологическая сложность была увеличена в некоторых аспектах и уменьшена — в некоторых других; в частности, логическое ударение в илакше выделяется порядком слов, а не морфемно, как в ифкуиле. В илакше введена совершенно новая, нелинейная система письма, основанная на особого вида символах (по строению и системе «мутации» подобных тем в ифкуиле), располагаемых по разноцветным фигурам, также несущим грамматический смысл. Причиной к созданию илакша, по словам автора, послужили жалобы о труднопроизносимости ифкуиля.

В последнее время, впротивовес западно-европейским по словарному запасу интерлингвам, начинают появляться панславянские искусственные языки предназначенные для общения, в первую очередь, между людьми славянской языковой группы. Хотя отдельные попытки имели место быть ещё с конца средних веков. Одной из первых был Всеславянский язык или «Руски език» создававшийся хорватским священником Юрием Крижаничем начиная с 1661 года во время его ссылки в Сибирь на основе русского, польского, церковнославянского и сербохорватского языков. Во время создания этого языка, Крижанич старался избавить его от присутствия латинских и греческих заимствований и сделать его наиболее понятным для всех славян. Когда-то эту роль успешно выполнял старославянский язык, но к XVII веку различия между славянскими языками стали более резкими и старославянский стал языком православного богословия. Сам Крижанич считал, что для того, чтобы славяне могли давать отпор турецким и немецких захватчикам, было необходимо сплотить славян вокруг Царства Русского, а это было бы невозможно без единого языка. Его труд будет издан лишь два века спустя — в 1860-х годах.

Как правило, в панславянских языках прорабатывается использование как латиницы, так и кириллицы (уже начиная со Всеславянского языка). В словарь отбираются слова общие для славянских языков. Наиболее известные представители:

  • Словио - создан в 1999 году словацким лингвистом Марком Гучко[Mark Hučko]. Грамматика сильно упрощена - отсутствуют склонения по падежам и грамматические роды. Однако, Словио сохраняет некоторые присущие всем славянским языкам грамматические особенности, затрудняющие их изучение представителями иных языковых групп, например категории глагольного вида и деепричастия.
  • Словянски - создан в 2006 году чехами Ондреем Речником[Ondrej Rečnik], Габриэлем Свободой[Gabriel Svoboda], голландским переводчиком с польского Яном ван Стенбергеном (с 2002 создавал опытный искусственный язык «венедык», который представляет собой альтернативно-историческую реконструкцию того, как бы развивался польский язык, окажи на него влияние народная латынь) и Игорем Поляковым. Изначально разрабатывалось 4 разновидности языка (примерно как в Интерлингве-ИАЛА) - Slovianski-P (сильно упрощённый язык с элементами пиджина, по грамматике близок к западноевропейским языкам отсутствием склонения существительных по падежам и согласования прилагательных с существительным в роде), Slovianski-N (натуралистический язык, созданный на общих для всех славянских языков элементах), Slovianski-S (попытка сочетать схематические элементы с натуралистическими), Slovianto (радикально упрощённый язык, предлагаемый для начального этапа изучения словянски людям, не знакомым с особенностями славянских языков; по назначению схож с бейсик-инглишем). Также как и в случае с ИАЛА, в 2007 году был оставлен только Slovianski-N. Слово включается в словарь языка Словянски, если оно набирает 3 балла, при этом русский и польский языки дают по 1 баллу, белорусский, украинский, чешский, словацкий, словенский, сербо-хорватский, македонский и болгарский — по 0,5 балла. Таким образом, по 2 балла имеет каждая из 3 групп славянских языков — восточнославянская, западнославянская и южнославянская.
  • Словиоски - создан в 2009 году на основе словио с целью быть улучшением или своеродным натуралистическим продолжением этого лингвопроекта. Название языка является словослиянием слов «словио» и «словянски». Главным создателем был американский юрист польского происхождения Стивен Радзиковский[Steeven Radzikowski]. Другие разработчики — россиянин Андрей Морачевский и словак Михал Боровичка (Michal Borovička). Существует два варианта грамматики - Polnij Slovioski (натуралистическая грамматика приближенная к естественным славянским языкам, как словянски - Mi ideme do Zagrebu, Ja podal kniga do Andreju) и Prosti Slovioski (радикально упрощённая грамматика, как в словио - Mi ideme do Zagreb, Ja podal kniga do Andrej).
  • Новословенский язык или Новославянский - обнародован в 2009 году чешским учителем и программистом Войтехом Мерункой[Vojtěch Merunka]. Создатель языка хотел представить во что развился бы старославянский, если бы его развитие не остановилось в средние века, и если бы на него действовали те факторы развития, что сказались на национальных славянских языках. Поэтому, грамматика новославянского характеризируется различными архаизмами (например: четыре типа прошедшего времени, двойственное число, семь падежей, буква ѣ) и высокой сложностью (даже сложнее, чем чешский или русский язык), а его выразительные возможности приближаются к уровню классических языков, таких как латинский или греческий, и, конечно, старославянский. С другой стороны, грамматика и морфология новославянского содержит очень немного исключений, что делает его легким для изучения. Кроме латиницы и кириллицы могут также использоваться греческий алфавит и глаголица.

Лёгкость изучения этих языков, вследствие взаимопонятности языков славянской группы, привела к тому, что каждым из вышеописанных панславянских языков увлекаются до нескольких сотен человек, что выше распространения почти всех международных искусственных языков (кроме эсперанто, идо и интерлингвы). Однако их множественность замедляет дальнейшее распространение. Поэтому, в 2011 году проектными группами Словянски, Словиоски и Новословенского языка было принято принципиальное решение о слиянии этих близких проектов в Междуславянский язык (Medžuslovjanski jezyk). При этом, объединение происходит не путём создания общей грамматики и общего словаря, а путём сближения имеющихся грамматик и словарей в ходе постоянного обсуждения.

Во время холодной войны, особенно в 1950-е и 1960-е годы, имелись опасения с обоих сторон о том, что эсперанто может использоваться для враждебной пропаганды. Однако, язык в 1970-е годы испытал возрождение и распространился в новые регионы мира, такие как Иран, где стал очень распространён. К 1991 году появилось достаточно африканских эсперантистов для проведения Панафриканского конгресса. Язык продолжает распространяться, хотя официально не признан ни одной страной, и является частью государственных образовательных программ лишь нескольких государств. В связи с расширением Европейского союза и, соответственно, увеличением числа рабочих языков в его органах (согласно уставу ЕС, в европейских институтах равноправно используются 23 языка всех стран-участниц; правда, на рабочем уровне, как правило, используются английский, немецкий и французский), у эсперанто есть отдалённая перспектива стать единым рабочим языком ЕС.

На текущее время эсперанто является единственным социализованным плановым языком. То есть языком, который более или менее активно используется в повседневном общении и развивается как живой язык - многие обороты речи устаревают, заимствуются неологизмы из естественных языков или нововведения из других лингвопроектов (например, из идо перешло несколько удачных суффиксов и слов), лексика проходит естественный отбор. Существует около 1000 людей для которых эсперанто является родным (обычно это дети от международных браков, где эсперанто служит языком внутрисемейного общения). Но по-прежнему степень его проникновения в массовую культуру пока очень низка.

Дальнейшее развитие волапюка

3 декабря 1910 года Шлейер назначил профессора филологии и теологии Альберта Слёмера[Albert Sleumer](1876-1964) из Бонна в качестве своего приемника. 16 августа 1912 года, после смерти Шлейера, Слёмер стал главой волапюкистов и президентом Академии волапюка. 23 апреля 1914 года Слёмер установил памятную табличку на фасаде дома в Констанце, где жил последние годы Шлейер. 26 июля 1931 года в Оберлауде волапюкистами было отмечено столетие рождения Шлейера.

Слёмер узнал о волапюке в 1892 году в возрасте 16 лет в школе и устроил местный кружок. Позже выступал в университетах с речами о волапюке. После Первой мировой войны, начиная с 1920 года, заново устанавливал связи с волапюкистами в разных странах. Начиная с 1935 года и до конца Второй мировой войны, волапюк-движение, также как и другие проекты, было запрещено. Был действующим главой движения до 16 августа 1948 года и почётным cifal'ом с 1 апреля 1949 года. Умер в 1964 году.

Швейцарский предприниматель Якоб Шпренгер[Jakob Sprenger] (1872-1952) узнал о волапюке в возрасте 12 лет, в 1884 году, когда мать дала ему сыр завёрнутый в газету с заметкой об языке. В 1929 году вошёл в состав академии волапюка. В сентябре 1929 года договорился со Слёмером о встрече с де Йонгом, который представил новую грамматику волапюка. Был лидером волапюк-движения с 16 августа 1948 по 8 июня 1950 года.

Голландец Ари де Йонг[Arie de Jong] (18 октября 1865 - 12 октября 1957) узнал о волапюке в школе. 20 марта 1891 года, через неделю после получения диплома военного врача, 25-летний де Йонг получил диплом учителя волапюка, а через 10 месяцев - диплом старшего учителя. Ещё через год, 15 мая 1893 года, получил диплом профессора. С 1982 по 1919 год, работая военным морским медиком, сменил в общей сложности около 10 мест службы в пределах Голландской Ост-Индии. Всё это время переписывался с волапюкистами по всему миру. 5 июля 1901 года стал академиком. В 1919 году, в возрасте 53 лет, вернулся в Голландию.

Начиная с 1920 года де Йонг, при содействии других волапюкистов, начинает работать над обновлённым волапюком (Volapük pebevoböl[переработанный волапюк] или Volapük nulik[новый волапюк]) с целью упрощения грамматики и словаря изначального волапюка Шлейера (Volapük rigik[подлинный волапюк]). В 1921 году посетил тогдашнего cifal'а Слёмера и сообщил о своих планах. Работа над ревизией была закончена 31 марта 1929 года (спустя ровно 50 лет после начала изобретения волапюка И. М. Шлейером). В июле (по другим сведениям, в апреле) оттправился в Бад-Годесберг[Bad Godesberg] к Слёмеру, где показал итог своей работы. Через два месяца оба отправились к Шпренгеру в Венахт (Швейцарию), где, после трёх дней обсуждения (с 17 по 19 сентября), почти все предложения де Йонга были одобрены. 14 мая 1930 года, с разрешения Академии, была опубликована новая грамматика на немецком. В 1932 году де Йонг опубликовал учебник на голландском. В отличие от случая между эсперанто и идо, волапюкисты приняли новые изменения и раскола не произошло.

Доработки внесённые в язык де Йонгом были одобрены сообществом, так как не противоречили общим правилам заложенным Шлейером и обновлённый язык является "по духу" всё тем же волапюком приспособленным к более лёгкому изучению и более последовательным с грамматической точки зрения, устраняя неоднозначности и неточности допущенные Шлейером:

  • был окончательно восстановлен звук r, который Шлейер избегал использовать (де Йонг вернул его во многие корни, приближая их звучание к первоисточнику; например, lilöm[дождь, от англ. rain] заменено rein, lilädön[читать, от англ. read] заменено reidön и т.д.);
  • были добавлены многие международные слова известные в большом числе естественных языков (program, dolar, merit, tren, kravat, farm, risk и т.д.);
  • были введены определённые правила перевода имён собственных на волапюк, которые позволяли самому создавать ещё несуществующие слова и сохраняли близкий с первоисточником звуковой образ, позволяя догадаться о значении волапюкского слова не зная перевода; в отличие от изначального волапюка, в котором приходилось ждать пока Шлейер не введёт новое слово используя беспорядочный подход (Nelij[Англия] стала Linglän, Täl[Италия] стала Litaliyän и т.д.);
  • также было упорядочено образование производных слов с помощью приставок и суффиксов (подробнее смотрите здесьи здесь);
  • были убраны многие сложносоставные слова, которые могут быть разложены несколькими способами и, соответственно, имеющие несколько значений, нарушая правило "одно слово - одно значение". К примеру, слово lemel "расшифровывается" как le[больше]-mel[море] ("большое море" - океан) и lem[покупка]-el[характеристика человека] ("покупающий человек" - покупатель). В данном случае было введено новое слово ozean[океан], lem[покупка] заменено на rem, значение суффикса -el было сужено до "человек, который делает X" (mit[мясо]-el - мясник, bod[хлеб]-el - булочник,пекарь и т.д.), таким образом покупатель стал называться remel. Вместо суффикса -el был введён -an: jenav - история, jenavan - историк;
  • в числительных, для образования десятков, вместо добавления метки множественного числа -s стало использоваться слово deg[десять] (bal[один]-s [десять] заменено deg, tel[два]-s [двадцать] заменено teldeg, kil[три]-s [тридцать] заменено kildeg и т.д.);
  • из трёх повелительных наклонений - оптатив (желательное наклонение; например, "seilolös!" - "пожалуйста, замолчи", "я хочу, чтобы ты замолчал"), императив (собственно, само повелительное наклонение; "seilolöd!" - "замолчи!") и юссив (строгое повелительное наклонение, приказ; "seilolöz!" - "заткнись!") были оставлены только первые два (в своё время Керкгоффс предлагал оставить лишь одно);
  • была удалена метка аориста (длительное постоянное время) -i- добавляемая после приставки времени в глаголе ("olödob in zif" - "я буду жить в городе"; "oilödob in zif" - "я всегда, всё время буду жить в городе");
  • были добавлены два новых времени - будущее в несовершённом прошедшем (ölöfob - я собирался любить) и будущее в совершённом прошедшем (ülöfob - я собирался полюбить);
  • если раньше возвратное местоимение ok (себя) присоединялось к основному местоимённому окончанию глагола (löfobsok или löfoboks - мы любим себя), то теперь оно используется как самостоятельная часть предложения (löfobs okis) (это изменение было введено до де Йонга);
  • были добавлены местоимения od[друг друга] (в дополнение к ok, чтобы избежать неоднозначности при использовании последнего; "löfobs odis" - "мы любим друг друга"), oy[кто-то, что-то] ("spikoy Volapüki" - "кто-то говорит на волапюке"), or[Вы - вежливая форма ol 2 лица единственного числа] и ors[Вы - вежливая форма ols 2 лица множественного числа] (используются в основном только в художественных текстах; "O hiel Igor! Färmükorös yani!" - "Игорь! Закройте, пожалуйста, дверь!"), og[ты или я] и ogs[ты и я] (почти не используются; "efidogsös" - "давай поедим", "O cils! Efidobsös vumis!" - "Дети! Давайте поедим червей!");
  • для устранения половых неравенств в языке (большая часть существительных живых существ "по умолчанию" имела мужской род, женский род образовывался добавлением ji-; kat - кошка как общий вид или кот, jikat - кошка) существительные обозначающие живых существ по умолчанию стали иметь средний род (kat - кошка как общий вид, hikat - кот, jikat - кошка; было в другом виде впервые предложено Юлиусом Лоттом[Julius Lott]: kat - кошка как общий вид, omkat - кот, ofkat - кошка) и введены новые слова (jiblod[сестра, образовано от blod - брат] заменено на sör; также можно использовать нейтральное gem[ребёнок тех же родителей] для замены blod и sör - соответственно, higem[брат] и jigem[сестра]; jison[дочь, образовано от son - сын] заменено daut; также можно использовать cil[ребёнок] для замены son и daut - соответственно, hicil и jicil);
  • добавлен предикативный падеж ("ekölom yani rediku" - "он покрасил дверь в красный цвет");

Благодаря усилиям де Йонга, в 1931 году был заново открыт клуб волапюка в Голландии (закрывшийся в 1910 году). В 1932 году клуб основал газету "Volapükagased pro Nedänapükans"[газета о волапюке для голландцев], которая выходила до 1963 года (редактором был де Йонг). После реформ де Йонга, волапюк пережил краткий подъём популярности в Нидерландах и Германии, но в связи с оккупацией нацистами Голландии в 1942 году, изучение искусственных языков (как языков шпионов) в этих странах попало под запрет, и это окончательно свело на нет волапюкское движение. Только в 1948 году появилась возможность снова выпускать газету на волапюке. Умер де Йонг в 1957 году в Путтене в возрасте 92 лет.

Шпренгера на посту сменил Иоган Шмидт[Johann Schmidt] (1895-1977), немецкий переводчик из Вайскирхена[Weißkirchen]. Начал интересоваться волапюком с 1923 года. Диплом учителя получил в 1933 году, в 1939 - старшего учителя, в 1942 - профессора. Был лидером волапюк-движения с 8 июня 1950 по 1977 год. В 1964 году опубликовал книгу описывающую историю волапюка, которая была переведена на немецкий в 1986 году.

Следующим cifal'ом стал голландский лингвист Иоган Крюгер[Filippus Johann Krüger] (1911-1992) из Одоорна[Odoorn]. Начал изучать волапюк в 1937 году. В 1951 году получил диплом учителя и стал академиком. Был лидером волапюк-движения с 1977 по 1983 годы. К тому времени движение волапюкистов практически сошло на нет. Академия волапюка была упразднена. Умер в 1992 году в Амстердаме.

С 1984 года cifal'ом являлся Брайан Бишоп[Brian Reynold Bishop](род. 1934) из Кингстона (сейчас пригород Лондона). В молодости, учась в университете, изучил французский, испанский, латынь. Увлёкся искусственными языками, изучил эсперанто. Потом решил изучить волапюк, как первый искусственный язык получивший распространение. Переписывался с де Йонгом, Шмидтом, Крюгером. Был назначен заместителем Крюгера 10 октября 1981 года и cifal'ом 1 января 1984 года.

История современной возрождённой Академии волапюка начинается и осуществляется в соответствии с эдиктом Cifal'а (тогда им был Брайан Бишоп) от 1 января 2007 г. В обязанности Академии волапюка входит:

  1. Следование целям Международного сообщества волапюка. К этим целям относятся:
    • сохранение и распространение (пропаганда) волапюка;
    • исследование трудов волапюкистов прошлого;
    • стимулирование появления новых работ на волапюке;
    • использование волапюка и его расширение в связи с нуждами современности (путём введения новых слов для новых понятий Академией).
  2. Утверждение и разъяснение новых слов.
  3. Разъяснение вызывающих вопросы пунктов грамматики и лексики волапюка. В настоящее время это осуществляется с помощью Интернета, в группе волапюка на сайтах «Яху!» и «Фейсбук» (ссылки приведены здесь). В группе «Яху!» на вопрос волапюкиста, касающийся значения слова или правила грамматики, а также истории волапюка, обычно отвечает кто-нибудь из академиков, а на «Фейсбуке», как правило, сам Cifal (он является также директором Академии).
  4. Утверждение учебников, словарей и (проведение?) экзаменов.
  5. Решение вопросов, касающихся членства в Обществе, и приветствие новых волапюкистов.
Кроме того, поскольку в Академию входит Guvan (администратор; управитель), а на него возложена обязанность издания волапюкского ежемесячника, можно сказать, что Академия отвечает за непрерывное издание периодики на волапюке. Решения Академии публикуются в этом ежемесячнике. Академики общаются с помощью как обычной так и электронной почты.

1 мая 2014 года Брайан Бишоп оставил пост в связи с преклонным возрастом, но сохранил за собой должность академика.

Текущим cifal'ом, с 1 мая 2014 года, является Герман Филлипс[Hermann Phillips]. Живёт в Германии, в Бонне, в районе «Бад-Годесберг» (раньше Бад-Годесберг был самостоятельным населённым пунктом, но был присоединён к Бонну вопреки мнению самих бадгодесбергцев. Они до сих пор считают свой район независимым городом и подчёркивают, что живут в Бад-Годесберге, а не в Бонне). Из других искусственных языков Герман Филлипс знает идо. Себя характеризует как профессионального переводчика. Учился во Франкфуртском университете имени Иоганна Вольфганга Гёте.

Нужен ли международный плановый язык?

Первым международным языком в античности был древнегреческий. На нём говорили в полисах Древней Греции, империи Александра Македонского, древнегреческий язык был вторым официальным языком Римской империи и основным на ранних этапах существования Восточной Римской империи. Затем таким языком стала латынь - язык Римской империи. Даже после развала Римской империи, латинский язык оставался международным языком науки вплоть до XVIII века, так как тогда весь мир равнялся Западной Европе (бывшей территории Римской империи). В XVI—XVII веках как международный использовался испанский язык (из-за колонизации Нового Света и хорошо развитого торгового флота). С начала XVIII и до Второй мировой войны международным языком являлся французский язык (французская литература, завоевания Наполеона). Например, в СССР транслитерация имени и фамилии с кириллицы на латинскую графику в заграничных паспортах производилась в соответствии с нормами французского языка. Также, параллельно с французским, с XIX века и до Второй мировой войны, статус международного имел и немецкий язык (из-за научных достижений Германии). После Второй мировой войны лидерство захватил английский язык. Статус международного языка весьма непостоянен. Под влиянием географических, экономических и политических факторов разные языки на протяжении эпох то теряли, то обретали черты международного. Сейчас, в связи с бурным экономическим ростом Китая, на звание международного претендует китайский язык.

Что же такое международный язык? Прежде всего, у него должно быть достаточно большое количество носителей - тех, кто владеет им как вторым или основным иностранным. Затем, этот язык должен быть транскультурным, транснациональным и трансконтинентальным. И, наконец, его должны изучать в качестве иностранного в школах по всему миру и общаться на нём на конференциях, симпозиумах, конгрессах, на научных и политических мероприятиях общемирового значения. Пока ни один из плановых языков и близко не приблизился к этим требованиям. Даже исландский язык (около 300 тысяч носителей) имеет более сильные позиции, чем эсперанто - самый успешный из плановых языков. За всю историю интерлингвистики только два проекта (волапюк и эсперанто) создавались для международного практического общения. Но и они имели ограниченный успех. Остальные языки создавались либо для определённых языковых регионов (окциденталь, интерлингва, новиаль, словио), либо для каких-либо узкоспециальных сфер (логлан, ложбан, токипона, ифкуиль). Так нужен ли искусственный язык? К сожалению, ответ на этот вопрос не так легко дать.

Сторонники искусственного языка приводят следующие доводы:

  • искусственный язык является нейтральным по отношению ко всем, ни одна нация не получает преимущства в языковом общении;
  • искусственный язык, являясь проще и логичнее естественных, лучше подходит для межнационального общения, стирая языковые особенности;
  • некоторые люди заявляют, что единый универсальный язык поможет сохранить вымирающие языки, на данный момент активно поглощаемые более крупными, так как отсутствие языковой социальной среды ограничивает возможности людей в современном глобальном обществе. У детей малых народов нет стимула поддерживать свой язык, так как он не востребован, поэтому они изучают более популярные языки. Наличие единого нейтрального языка лёгкого для изучения позволяет общаться на базовом уровне с другими людьми прилагая минимум усилий, позволяя в быту пользоваться родным языком. На данный момент в употреблении находятся около 6000 языков, на половине из них разговаривают менее 10 000 человек (всего около 8 миллионов человек - около 0,14% населения Земли). К 2100 году, скорее всего, исчезнет от трети до половины из всех используемых в данный момент языков мира.;